Сатироград - авторская сатира, афоризмы, карикатуры
Сатира | Карикатура | О проекте | Рекламодателям | Контакты | Конкурс

Миниатюры

Изгнание беса из скульптора Зосимова

Изгнание беса из скульптора Зосимова
Автор: Коваль Виктор

 

В разгар летней страды зодчий Зосимов приехал из Москвы в деревню Натухаевку, к своей матери.
 
А приехал он — изгонять бесов.
 
*  *  *
 
Рано утром Зосимов услышал стук в окошко с расшитой крестиками занавеской.
 
«Вот оно, началось», — с радостью и одновременно тревогой подумал Зосимов.
 
На пороге пред ним предстал белый как лунь дедушка, с холщовой котомкой через плечо.
 
— Тебе бесов изгонять? — лукаво ухмыльнулся старичок.
 
— Мне! — выдохнул Зосимов.
 
— Скотина в доме имеется?
 
— То есть?!
 
— В смысле индюков, бычков, курей, — пояснил старец.
 
— Имеется! — воскликнул Зосимов. — Пойдемте!
 
Он провел дедушку на задний двор.
 
А надо заметить, что мать Зосимова, Анфиса Федоровна, довольно-таки разбогатела за последнее время.
 
Судите сами.
 
В роскошной навозной жиже валялся десяток-другой крутобоких и широкопятачковых свиней.
 
На плетне сидело десятка три пестрых кур высокой яйценоскости.
 
За плетнем меланхолично шлялись и пощипывали «зеленку» три буренки с бычком.
 
Было еще кролики, южноафриканские крысы, годные на зимние шапки, перепела, жирные индюки и т.д.
 
Дедушка по-лезгински щелкнул языком:
 
— Весьма!
 
— Ну-с, начнем, что ли? — перекрестился Зосимов.
 
Дед достал из холстяной котомки увесистую дубинку, видимо из дуба.
 
— Палка-то зачем?
 
— А вот узнаешь, сынок! — дедушка и изо всех сил тяпнул ею Зосимова по макушке.
 
— Ай-ай! Чего творишь, старче?!
 
Не успел Зосимов еще докричать, как из его груди, раздвинув ребра, выскочил лопоухенький зеленый чертенок.
 
— Не трогай нас, дедушка! — возопил окаяшка. — Нас все равно там пропасть!
 
— Ах, пропасть! — разгневался старикан. — Так изыди, сатана, сам в пропасть.
 
И тотчас чертенок буравчиком ввинтился в одну дремавшую в навозе свинку, и та, обуянная бесом, что было сил, понеслась к пропасти. (А надо вам сказать, что дом матери Зосимова располагался как раз на краю живописной пропасти, иначе говоря, на краю обрыва). Свинка на мгновение замерла у земляного разлома, а потом с прощальным визгом кинулась в бездну.
 
— Вот так-то… — удовлетворенно потер руки старикан.
 
Избавившись от дьяволенка Зосимов, почувствовал облегчение, правда, весьма незначительное.
 
— От одного беса избавились, а сколько же еще там их? — сощурился эскулап. — В чем же ты так грешен, сынок? Что ты успел натворить за свою короткую жизнь?
 
И Зосимов вспомнил ярко, как от вспышки магния, всю свою простую и такую ужасную жизнь.
 
— Я,  дедушка, — сказал он, — ваял памятники лидерам кремлевской администрации.
 
— Свят-свят!
 
Старец вновь огрел Зосимова.
 
И тотчас из олигарха выпрыгнул угольно-черный черт средних размеров.
 
— Сгинь, сатана, — заорал дедушка.
 
Черт вихрем вкрутился в мирно разгуливавшего за забором бычка. А бычок, дико взмахнул хвостом, ринулся к обрыву.
 
Не прошло и часа, как в пропасть попрыгали все коровы, кролики, три десятка особоноских пестрых кур, тучные индюки и южноафриканские водяные крысы.
 
Теперь уже Зосимов ощутил значительное облегчение.
 
Старик от усталости тяжело дышал, дубинка его надломилась.
 
Волосы же на голове Зосимова сбились клоками, а лоб слегка посинел.
 
И тут появилась матушка Зосимова, Анфиса Федоровна.
 
Она появилась и взмахнула руками.
 
И еще бы не взмахивать! Двор абсолютно пуст, никакой живности, только запоздалая южноафриканская крыса неслась к обрыву, высоко закидывая задние ноги.
 
— Назад! — крикнула беглянке Анфиса Федоровна.
 
Увы, все напрасно…
 
Старец спрятал дубинку в котомку.
 
— Может еще разок? — попросил Зосимов, чувствуя внутри жжение от присутствия окаяшек.
 
— Живность кончилась… — нахмурился старец.
 
И тут, смачно хрюкнув, из навозной жижи поднялась самая мощная свиноматка, Машка. Совершенно ранее невидимая ранее из-за этой жижи.
 
В мановение ока Зосимов выхватил из котомки дедушки волшебную дубину и, что было силы, огрел ею себя по голове.
 
И тут повалил целый сонм чертей. Больших и маленьких, черненьких и седых, с серьгой в ухе и с серьгой в носу.
 
— Сгинь, сатана! — затопал ногами ополоумевший дедушка.
 
Вся эта живность вихрем вкрутилась в Машку и та, безысходно хрюкнув, ринулась к обрыву, в коем и нашла свой последний приют.
 
Тут все упали в обморок.
 
Анфиса Федоровна упала потому, что ее остатняя скотинка безвозвратно погибла.
 
Зосимов упал потому, что слишком сильно хватил себя волшебной палочкой по голове.
 
А седой как лунь дедушка упал потому, что не выдержал зрелища, как его заветная дубинка разлетелась на мелкие щепки.
 
*  *  *
 
После вышеописанного события прошло три месяца.
 
Все бесы покинули скульптора Зосимова. Теперь он светел и тих.
 
А двор Анфисы Федоровны вовсе не оскудел. Ее сын, отставной зодчий Зосимов стал фермером и завел индюков, пестрых кур, свинок, быков и нутрий, т.е. южноамериканских крыс, мех коих годится для изготовления шапок.
 
Просветлела и мать Зосимова. Хотя об изгнании бесов из ее сына она вспоминала с мученической улыбкой.
 
Просветлел и седой как лунь дедушка. Он вырезал из крепкого дуба новую палку, а фермер Зосимов, в знак благодарности, покрыл ее чудными анималистическими узорами.

Кангин Артур
16.09.2013
Нравится

Сатирический марафон

Диалоги из прошлого. Коленька и тёща

Диалоги из прошлого. Коленька и тёща

 

В Юрмале намечался первый концерт Баскова. Позвонила тёща:
 
- Миша, мы с дочей решили посетить выступление Николая Баскова. У меня к тебе будет просьба.
 
- Я не пойду.

23.10.2014
Продолжить чтение »
Subdivision with id does not exist

Записки на туалетной бумаге

Записки на туалетной бумаге

 

В неком царстве, в неком государстве собрал Правитель Большой Сортирный Совет по вопросам ЖКХ и вопрошает советников-сантехников:
-  Ну, что, кореша мои, как народ?
- Брожение в умах наблюдается и тихий ропот, - ответствовали ему унитазные смотрители.
-  Так что же им ещё надобно? Социальные нормы на электричество, воду, газ и отопления мы ввели?
 

15.01.2014
Продолжить чтение »



Забыли пароль?